Д'ни. Союз - Страница 2 - Форум

Меню сайта
Наш опрос
Во что из этого вы играли (играете)?
Всего ответов: 1571
Мини-чат
Пользователи онлайн
Правила чата
0
Друзья сайта
Комикс Myst
Наша кнопка

URU Live - Жизнь в мирах MYST

Статистика
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 2 из 2«12
Форум » Мой MYST » Галерея фан-арта » Фанфики » Д'ни. Союз (Узнайте больше о культуре и истории удивительной расы)
Д'ни. Союз
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:01 | Сообщение # 21
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline


Дорогу до южной границы Д'ни нельзя было назвать пустынной. В сети природных туннелей, расширенных искусственно, располагалась основная заводская зона Д'ни. Именно здесь были сосредоточены заводы и склады, а также горы отработанной породы и гигантские ямы.

Мастер Норр, его дочь и её друг проходили места, в которых кипела работа. Йева чувствовала себя не в своей тарелке. Для неё такое количество народу вокруг было явным перебором. Она старалась избегать контактов с другими. Артур же, привыкший к многолюдью в доме отца, быстро приспособился к новым условиям. Он не упускал случая завязать разговор и рассказать, кто он такой.

По пути до Южных Врат трём путникам встретились некоторые подземные животные и растения. Почти в самом начале появились маленькие крылатые существа, похожие на стрекоз и комаров одновременно. Затем Артур и Йева обнаружили светящиеся растения, росшие прямо из скал. Но эти растения не казались необычными, в отличие от бледных ящериц.

– Смотрите, ящерицы! – воскликнула девушка, когда заметила маленьких обитателей пещеры. Артур поднёс лампу ближе к скале. От света белёсые существа разбежались.

– Да. Это те самые ящерицы, – многозначительно подтвердил Артур. Йева не разговаривала с ним, и юноша хотел обратить на себя внимание. Для девушки стало полной неожиданностью, что её друг тоже пошёл в шахту. Артур рассказал ей, почему поступил вопреки воле отца. Но о надежде на союз ничего говорить не стал, так как не хотел давить на Йеву. Постоянная близость Артура, да ещё и в присутствии отца, смущала дочь Мастера, но она не подавала вида. С одной стороны, девушке хотелось общаться с другом, но с другой стороны, зная отношение отца, Йева ограничивала себя. Однако постоянная внутренняя борьба уходила на второй план из-за новых впечатлений.

Только молодой Д'ни собрался взять одну ящерку рукой, как Мастер Норр произнёс:

– Не стоит их трогать, Артур.

– Почему?! – удивился сын Лорда.

– У них очень кислая слюна. Она растворяет минералы, растения и мелкие организмы. Может растворить и кожу, – на простом языке объяснил Мастер. – Не трогай, пожалуйста, – добавил мужчина и двинулся вперёд. Йева уже была впереди отца. Артур, недовольный тем, что ему не дали потрогать зверьков, шёл последним.

Наконец путники достигли Южных Врат, или южной границы Д'ни. Врата представляли собой колоссального размера арку из чёрного гранита, испещрённую изображениями Д'ни, их механизмов, животных, цветов и разных слов. Приближаясь к Вратам и проходя под ними, каждый Д'ни чувствовал себя песчинкой. Гранитная арка была настолько неприступной и величественной, что казалась невозможной. Вид Южных Врат вызвал у молодых Д'ни восторг и трепет. Дальше им предстоял совершенно незнакомый путь. Ведь ни Артур, ни Йева ни разу не выходили за границы владений Д'ни.


Сообщение отредактировал Mia - Суббота, 08.11.2014, 19:16
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:06 | Сообщение # 22
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Миновав южную границу, путникам предстояло пройти через Лавовую Пещеру. В отличие от других туннелей, путь через Лавовую Пещеру был создан искусственно. Пол туннеля вымостили гладкими мраморными плитами с прекрасными узорами. Здесь был особо заметен резкий контраст тишины и шума после заводской зоны. Каждый шаг по мраморному полу был отчётливо слышен на расстоянии нескольких десятков метров.

Артур шёл впереди, когда почувствовал изменение воздуха.

– Становится душновато… – произнёс он, втягивая воздух ноздрями. Явно раздавался запах серы.

– Так и должно быть. Мы приближаемся к Лавовой Пещере. Наденьте линзы. И вот это, – мужчина протянул молодым тряпичные маски. – Закройте ими рот и нос.

Йева и Артур вняли предостережениям Мастера Норра.

В туннеле становилось всё жарче и удушливее. В лампах больше не было необходимости, так как свет из Лавовой Пещеры заполнил пространство вокруг путников. Внезапно туннель резко оборвался, и Д'ни очутились на мосту, опиравшемся на каменные столбы. Внизу, под тем местом, где стояли Артур с Йевой, бурлило огненное озеро – чёрное у берегов и ядовито жёлтое в центре.

Невыносимая жара и серные испарения едва не помешали молодым Д'ни пройти по мосту. Разговаривать было сложно. Поэтому когда Норр заметил, что дочь начинает паниковать, он крепко взял её за руку и с силой потянул за собой. Артур, так и не добившийся внимания подруги, смело зашагал вперёд. Но его уверенность быстро улетучилась. Пройдя несколько шагов, он почувствовал, что подошвы его сапог сильно нагреваются, и замедлил ход.

– Быстрее! – неразборчиво крикнул Норр, подталкивая юношу. Но Артур медлил в нерешительности. Мост казался ему слишком узким. У Йевы закружилась голова, и начало темнеть в глазах. Почувствовав, что хватка дочери слабеет, Мастер перехватил её под руку, взяв за локоть, чтобы девушка могла опираться на него.

– Йева слабеет. Шевелись же! – совсем неласково прикрикнул мужчина. Норр осторожно обошёл молодого Д'ни и, утягивая за собой Йеву, быстрыми шагами продвигался вперёд до самого входа в туннель. Артур наконец осознал происходящее и побежал следом за старшим Д'ни. Преодолев на ногах весь путь по мосту, дочь Мастера потеряла сознание.

Словно в награду, сразу после Лавовой Пещеры путников ждала низкая пещерка с озером. Норр, нёсший Йеву на руках, сразу же положил её около воды. Отец заботливо снял с дочери маску, намочил её, протёр девушке лицо, снова намочил и положил ткань Йеве на лоб. Потом он сам сполоснул лицо и шею. Артур обрадовался жидкости как манне небесной. Сначала он засунул под воду всю голову, а потом свои горящие ноги.

– Ну и что ты там застрял? Совсем жить надоело? – шутливо спросил мужчина юношу.

«Я просто… Не знаю, что на меня нашло. Я как будто перестал соображать», – подумал про себя Артур. Но вслух сказал другое:
– В следующий раз прошу предупреждать меня о подобных ситуациях.

Норр присел на корточки рядом с молодым Д'ни.

– В следующий раз, если не хочешь проблем, постарайся меня слушаться, – вкрадчиво произнёс Мастер Гильдии. Норр считал, что любой уважающий себя мужчина Д'ни должен был сохранять здравомыслие в стрессовых ситуациях. А Артур, как ему показалось, "отключился" в Лавовой Пещере. Наилучшим выходом из положения Мастер считал подчинить юношу своей воле на время путешествия, дабы избежать неприятностей. Молодой Д'ни ничего не ответил. Эта фраза задела самолюбие сына Соласа. Артура начинали доставать приказы Норра. Он натерпелся этого от отца. Лорд Солас был тем ещё узурпатором. Юноша пришёл сюда не для того, чтобы плясать под чью-то дудку.

Перемена воздуха благотворно повлияла на организм Йевы. Вскоре она очнулась. Удивлённая тем, что лежит чуть ли не в воде, девушка спросила:
– Что происходит?

– Ты потеряла сознание от жары, и твой отец решил охладить тебя, – объяснил Артур. Юноша был несказанно рад, что Йева наконец удостоила его своим вниманием. Он нежно улыбался пришедшей в чувства подруге. Йева, не обращая на чувства друга никакого внимания, искала глазами отца, но не могла его найти.

– А где он? – спросила девушка, приподнимаясь.

– Где-то здесь. Ищет дорогу.

– Мы что, заблудились?! – молодая Д'ни уже пришла в себя и начинала нервничать по новой.

– Нет. Просто мы свернули сюда к воде, – раздался из темноты уверенный голос взрослого мужчины.

– Папа! – воскликнула Йева. Она поднялась, шагнула навстречу отцу и обняла его. Норр ответил дочери крепким отцовским объятием, которое заверило девушку в поддержке.

– Хорошо, что ты очнулась. Нам пора продолжать путь. Мы прошли примерно половину, – сказал Мастер Норр.

– Неужели Великая Шахта так далеко? – спросил Артур. Хотя путники шли около двух суток, для юноши это время сильно растянулось.

– Вообще путь от Аэ'гуры до Поверхности планируется в три дня пути. Сейчас, когда мы немного отдохнули, нужно преодолеть большой отрезок пути. Вы увидите много интересного, – поведал некоторые подробности Норр. Йева печально вздохнула. – А потом нас ждёт отдых на мягких кроватях в Эдер Томан.

Эта мысль немного приободрила молодых, и путешественники двинулись в путь.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:12 | Сообщение # 23
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Петляя по туннелям, Артур и Йева увидели много интересного, как и обещал Мастер Норр. Как удивительно устроена природа! Даже в пещере она такая разнообразная и удивительная. Где ещё можно увидеть подобие изящных хрустальных люстр, образованных из тончайших сталактитов? Или инопланетный карликовый лес сталагмитов? Или похожие по форме и цвету на живые организмы геликтиты? Или словно застывший во времени бирюзовый водопад из пористого камня? Увиденное Йевой и Артуром могло бы напугать обитателей Поверхности, но подземные Д'ни чувствовали особую связь со всей этой атмосферой.

Путники прошли немало пещер и туннелей в одиночестве, пока снова не увидели Д'ни. Это была внушительных размеров пещера Эдер Томан с домом отдыха. Данное место отдыха было рассчитано на путешественников, но временно здесь проживали строители и учёные.

Подойдя к железной двери комнаты отдыха, Норр собирался открыть её ключом, как вдруг дверь открылась сама. Трое Д'ни отстранились назад, чтобы тот, кто собирался выйти, смог сделать это. Навстречу Мастеру вышел его ученик и друг Эйтрус. Он пока не мог стать Мастером Гильдии, но очень к этому стремился и прилагал все усилия, чтобы показать, на что он способен. Разумеется Мастера Гильдии Геодезистов, особенно Мастер Норр и Мастер Теланис, поддерживали и развивали юный ум. Эйтрус был далеко не последним по значимости Д'ни в Великой Шахте.

– Эйтрус! Как давно я тебя не видел, мальчик мой! Мир и благо тебе! – Мастер Норр крепко обнял молодого Д'ни. Эйтрус был ровесником его дочери, так что мужчина вёл себя довольно раскованно в общении с учеником. Молодой Д'ни ответил на объятие и произнёс:

– Мир и благо вам, Мастер Норр. Я очень рад вас видеть!
Артур и Йева стояли за спиной Норра, поэтому Эйтрус, увлечённый встречей с наставником, не сразу обратил на них внимание. Мастер развернулся и представил своих попутчиков:

– Это моя дочь, Йева. Ты, должно быть, помнишь её. А это сын Лорда Соласа, Артур.

– Да, конечно помню, – сказал Эйтрус, когда Норр представлял свою дочь. Молодой Д'ни взглянул на девушку и приветливо улыбнулся. На самом деле, юнец немного лукавил. Он знал о существовании дочери у Мастера Норра, но ничего не знал о ней самой. Эйтрус не хотел обижать учителя, поэтому приврал. По сути, он столько времени посвящал учёбе и работе, что на общение совсем ничего не оставалось. Мастер Норр знал об этом, поэтому и сказал «должно быть».

– Мир и благо вам, милорд, – обратился Эйтрус к Артуру. Юноши были ровесниками, но положение последнего обязывало обращаться к нему на «вы». По крайней мере, в официальной беседе, предполагающей наличие других людей вокруг. Артур успел только поздороваться с новым Д'ни, как Эйтрус сослался на дела и удалился.

Когда трое Д'ни наконец зашли в дом отдыха, Йева легла на ближайшую свободную кровать. Эдер Томан представляла собой длинную комнату с двумя рядами удобных коек и свободному проходу между ними. В противоположной стене виднелись очертания двери, ведущей в уборную. В комнате было достаточно тепло и светло для комфортного отдыха, поэтому девушка, утомлённая дорогой, сразу уснула. Норр подошёл к спящей дочери и стянул с неё сапоги.

– Может, тоже приляжешь? – обратился он к Артуру. Сын Лорда не собирался показывать слабость, поэтому отказался.

– Да нет, я не устал, – небрежно бросил молодой Д'ни.

– Ну, как хочешь. Осталось совсем недолго до конца вечерней смены, – произнёс Норр, посмотрев на свои часы. – Я, пожалуй, последую примеру Йевы.

Сняв узорчатый синий жилет, Мастер устроился на соседней койке рядом с дочерью и закрыл глаза. Артур, осознав, что остался один на один с собой, решил немного прогуляться да узнать, что здесь и как. Когда он подошел к двери, то, к своему сожалению, обнаружил, что она открывается только ключом. Раздосадованный, он бросил взгляд на Норра, в надежде увидеть ключ. Ключа не было видно, но Артур помнил, что Мастер клал его в карман штанов. Доставать чужие ключи из чужого кармана было немыслимым для сына Лорда. Артуру было очень непросто смириться с тем, что он должен подчинить себя чьей-то воле, в данном случае, воле Норра. Но в конце концов молодой Д'ни переборол свою гордыню и лёг спать, неудовлетворённый несостоявшейся прогулкой. Вскоре пришли другие Д'ни. Они пошумели немного, но это не потревожило сон трёх уставших путников.

Утро следующего дня, когда Артур и Йева впервые увидели Великую Шахту своими глазами, началось с лёгкого подземного толчка.

– Немного трясёт, да? Здесь такое бывает, – объяснил Норр, второпях собираясь куда-то уходить. Он постарался сказать об этом так, чтобы молодые не волновались, потому что эти толчки вообще-то не были запланированы.

– А нам что делать? – спросила Йева, приподнимаясь на кровати. Она заметила, что отец немного встревожен.

– Приведите себя в порядок и выходите. Я буду в шахте, – ответил Мастер, выкладывая некоторые вещи из сумки на кровать и складывая одежду с отличительными знаками Гильдии Геодезистов. Артур уже поднялся и заправлял кровать.

– А как мы доберёмся до Великой Шахты? – снова спросила Йева. Мужчина ненадолго задумался, посмотрел на дочь, потом на её друга.

– Не отделяйся от Артура. Он найдёт дорогу, – серьёзным тоном сказал Мастер. Он подумал, что юноше нужно дать ещё один шанс. – Если что, обратитесь к любому Д'ни, – дал подсказку Норр. Артур сделал вид, что ничего не слышал.

Ближе к концу утренней смены молодые Д'ни покинули Эдер Томан и отправились в шахту. По мере приближения к Великой Шахте Йева и Артур слышали всё больше разных механических звуков. Некоторые были вполне привычными, другие – новыми. Но один звук напрягал особенно. Это был неумолкающий грохот бура. Он работал без перерыва, круглыми сутками. Благо стены дома отдыха совсем не пропускали звук, так что сну бур не был помехой. Работа в шахте кипела. Воздух тоже. А всё потому, что здесь было много, очень много народу. Йева снова почувствовала себя неуютно. Хотя рабочие все как на подбор были славными малыми. Здесь были не только мужчины, но и их жёны, и дети. Бедные семьи Д'ни жили прямо на «строительной площадке», где не было проблем с пищей и работой.

– Это как раз то, зачем я сюда пришёл, Йева! Это же замечательно! – радостно воскликнул Артур, смотря по сторонам. Атмосфера коллективного ручного труда поглотила юношу целиком. Он почувствовал, что эти люди работают не просто ради денег, но трудятся как единый сплочённый коллектив, стремясь к одной цели. Это было так не похоже на работу в Гильдии Книг. Со стороны казалось, что уж Гильдия Книг-то должна быть единомыслящей и сплочённой, ведь они работают на благо цивилизации Д'ни, производя такие нужные Книги. Но и в этой Гильдии были свои подводные камни, свои интриги и заговоры. Артур не понаслышке знал, что такое притворство и предательство, обман и жадность. А в шахте все были как на ладони. Жили вместе, ели вместе, работали вместе и проблемы решали тоже вместе.

– Мне этого так не хватало! – признался молодой Д'ни подруге. Сын Соласа наконец почувствовал себя свободным и нужным. Артур не боялся замарать руки и с рвением принялся за работу.

В этот день Мастер Норр по-настоящему загрузил молодых работой. Артур с большим желанием отдавал свои силы на протяжении всего дня, сотрудничая с рабочими по указаниям Норра. Йева тоже трудилась, хотя и с меньшей отдачей. В отличие от Артура, она не ушла в работу с головой, потому что хотела наблюдать за окружающими и полюбоваться дизайном великого проекта.

Дизайн Великой Шахты разрабатывал слепой Мастер Гильдии Геодезистов Геран. Мастер Геран был самым старшим в Гильдии Геодезистов, и к нему часто обращались за советом. Мастер обладал сверхъестественным талантом определять характер породы через звук и вибрации. Он мог даже определить, кто был рядом с ним, не слыша его голос.


Отработав все три смены, Артур, Йева и Мастер Норр вместе с последними рабочими вернулись в пещеру Эдер Томан. Они были грязными, уставшими, но довольными. У Артура жутко болели руки, плечи и поясница. Йева так раскрепостилась во время работы, что теперь дружелюбно и открыто общалась со всеми. В том числе с Артуром, который был так счастлив от этого, что совсем не замечал ломоты в своём теле. Мастер Норр заметил, что юноша даже несколько раз приобнял его дочь за плечи. Мужчина сделал вывод, что молодые чувствуют себя здесь хорошо и свободно. Значит, они готовы для следующего дня…


Сообщение отредактировал Mia - Суббота, 08.11.2014, 19:15
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:14 | Сообщение # 24
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
– Постойте, – негромко произнёс Мастер Норр, подзывая Йеву и Артура к себе, когда они подходили к комнате отдыха. Старший Д'ни был не один. Вместе с ним в тени стоял Эйтрус. Артур и Йева подошли к двум Д'ни.

– Что такое, папа? – поинтересовалась Йева. Мастер, не стесняясь присутствия ученика, стал говорить:

– Завтра мы должны пройти больше, чем в другие дни. Так что вы должны набраться сил.

– Сегодня вы будете спать крепко, – заметил Эйтрус, который был в курсе планов Норра. Но юнец быстро понял, что невежливо перебил старшего и извинился.

Мастер продолжил:
– Эйтрус достал вам пару очков со светофильтрами.

Мужчина протянул молодым пару очков с плотной резинкой:
– Возможно, мы выберемся на Поверхность в светлое время, так что они могут вам понадобиться.

– На Поверхность?! – в один голос спросили Артур и Йева. Эйтрус усмехнулся. Он уже привык к тому, что при словах “Мы идём на Поверхность” у Д'ни округляются глаза и вытягиваются лица.

На момент строительства Великой Шахты и до этого посещение Поверхности было довольно редким явлением для Д'ни. Как правило, подобная информация разглашалась неофициально и в тесном кругу.


Мастер Норр посвящал в свою работу немногих. Он преследовал несколько целей, создавая библиотеку. Одной из них было отвлечь внимание Лорда Соласа от его основной цели – найти семью. Кроме этого, ученика Мастера Норра – Эйтруса – знали в Совете, как некоего революционера в области новых знаний и исследований. Эйтрус много говорил о Поверхности, о том, что эта неизведанная территория может дать цивилизации Д'ни много нового. Это была его идея. Узнав о стремлениях Эйтруса, Мастер Норр поддержал юношу в Совете, преследуя также и свою цель. Впоследствии Мастер Теланис – глава проекта Великой Шахты – помог Эйтрусу прочно закрепиться в Гильдии Геодезистов.


– Постарайтесь всё-таки поспать сегодня, ребята, – пошутил Эйтрус, обращаясь к ровесникам, когда все четверо заходили в комнату отдыха.

Артур и Йева, словно в тумане, побрели к своим койкам. Завтра они окажутся там, где радужку слабых глаз Д'ни нещадно жжёт Солнце… На Поверхности! Проведя всю свою жизнь под землёй, молодые путешественники не были готовы к тому, чтобы осознать себя там. С одной стороны, они понимали, что Мастер Норр не шутит, но с другой стороны, не могли в этой поверить. Что же они будут делать на Поверхности?

(конец 4 главы)


Сообщение отредактировал Mia - Суббота, 08.11.2014, 19:15
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:19 | Сообщение # 25
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline


Лифты шахты, доставляющие Д'ни на поверхность и обратно, уже были установлены на вертикальные рельсы, но ещё не использовались, поэтому Норру, Артуру и Йеве пришлось подниматься пешком. Сначала они шли кругами по серпантинной тропе, пробурённой в каменных стенах Великой Шахты, до самых лавовых туннелей. А подземный коридор, который Д'ни прошли от Великой Шахты до Поверхности, был образован природными процессами – потоками лавы. Идти по природному туннелю было не так комфортно, как по искусственно созданному Д'ни. На данном участке пути было жарко и темно. Но путники не сбавляли хода. Все трое были в ожидании встречи с Поверхностью.

Преодолев за следующие сутки последний рубеж, Д’ни выбрались наружу. Поначалу ожидания юных путешественников на счет местных красот не оправдались. Во-первых, было темно. Во-вторых, вокруг на многие километры простиралась пустынная местность. Артур сразу вспомнил слова отца о том, что, по сравнению с Эпохами Д'ни, этот мир беден и жалок. Но когда он поднял глаза к небу и увидел, что оно усеяно звёздами, то изменил своё мнение.

– Мастер Норр, я никогда в жизни ничего подобного не видел! – воскликнул Артур. Звук его голоса, не встретив никаких препятствий, разнёсся дальше, чем следовало бы.

– Не кричи, пожалуйста, – негромко произнёс мужчина. – Это пустыня. Здесь не нужно громко говорить, чтобы тебя услышали.

Мастер перевёл взгляд с юноши на дочь, которая тоже не могла оторваться от прекрасной картины Творца. Норр подошёл к ней, взял за руку и прошептал:

– Эти звёзды не дают мне покоя. Они зовут меня сюда снова и снова. Я думаю, что это не совпадение. Потому что в их начертаниях я иногда вижу твою мать… Мы её, Йева, обязательно найдём.

Норр почувствовал, что дочь слабеет от этих слов, и обнял её. Через некоторое время, достаточное по мнению мужчины для любования звёздным небом, он напомнил:

– Пойдёмте. Не будем терять время.

Неподалёку от того места, откуда они выбрались, троих путников ждала небольшая крытая повозка, запряжённая лошадью. У Артура и Йевы не было возможности рассмотреть животное, так как Норр сразу дал указания:

– Вы поедете внутри. Я поведу.

Мастер сел на место извозчика и тронул коня.

– Это явно не то, чего ты ожидал? – обратилась девушка к юноше. Сын Лорда ответил не сразу.

– А чего ожидала ты? – захотел узнать молодой Д'ни. Артур ждал, что подруга заговорит о нём, но её мысли снова были об отце.

– Я просто хочу быть ближе к папе… – негромко высказалась Йева.

– У меня примерно то же, – подыграл юноша. Ему было обидно, что та, которую он любит, больше думает о своём отце, чем о нём. Артур со вздохом откинулся на спинку сидения, пряча лицо в тень.

Но и в душе Йевы было неспокойно. Столько внезапных событий происходило вокруг неё. Долгожданное время с отцом, совершенно новые места и впечатления, присутствие человека, который сделал ей предложение. Девушка не успевала всё переваривать. Когда Артур завёл этот разговор, Йева поняла, как ей приятно его постоянное, но, в то же время, неназойливое общество. Девушка пристально посмотрела на друга и спросила:

– Можешь сесть рядом со мной?

– Конечно, могу, – молодой Д'ни без промедления подчинился. Как только Артур опустился на сидение рядом с Йевой, та взяла его руку и стала нежно поглаживать основания фаланг. От этих ласк юноша почувствовал приятное тепло в нижней части тела.

– Спасибо, – тихонько поблагодарила девушка. Так они и проехали весь путь до остановки.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:23 | Сообщение # 26
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Повозка подъехала к тайному штабу в Скалистых горах. Два года назад (1680) в этих землях была война. Местное население восстало против господства пришельцев. Хотя чужаков удалось прогнать, отголоски той войны ещё звучали на этой земле. К тому же, кочевые племена не собирались сдаваться и без устали повторяли набеги. Так что обстановку на Поверхности нельзя было назвать спокойной.

В небольшом штабе Мастера Гильдии уже ждал индеец Попэй.

Попэй (ок.1630), наряду с другими лидерами пуэбло, спланировал и организовал восстания пуэбло. Не смотря на свой юный по меркам Д'ни возраст, Попэй был опытным и практичным, а также умелым руководителем и уважаемым членом своего народа. Для того, чтобы начать восстание сообща, Попэй направил ко всем пуэбло гонцов с верёвками с завязанными на них узлами; узлы означали количество дней, оставшихся до назначенного дня восстания. Каждое утро вожди пуэбло развязывали один узел, и когда последний узел был бы развязан, то это стало бы сигналом для них, чтобы сообща восстать против испанцев.


Это был немолодой, находчивый человек с очень тёмной кожей и гнилыми зубами. Внешность индейца немного отпугивала, но, узнав мужчину получше, можно было найти в нём много хороших качеств. Пусть он был неграмотным и легковерным, но зато честным и преданным. Признав Мастера Норра посланником Великого Духа, жрец Попэй старался угодить божественному гостю, во всём помогая ему. В благодарность человеку Норр со временем поделился с индейцем некоторыми мыслями по поводу строения общества и изобретениями Д'ни. Мастер убедился, что жрецу можно доверять. С тех пор они сотрудничали.

– Шидони, Попэй! – поприветствовал Норр человека на незнакомом для Артура и Йевы языке.

– Шидони, Норр, посланник Великого Духа! – жрец пал на колени перед гостем и теми, кто был с ним. В этот раз мужа человеческого посетило целых три посланника. Так что, вместо обычного полкона, верующий индеец припал к земле. Норр сделал жест молодым, чтобы они не показывали удивления. Мастер Гильдии Геодезистов был предупреждён Эйтрусом о том, что жители Поверхности могут принять его за божество, поэтому подыгрывал людям, но не злоупотреблял.

– Кто с тобой, посланник? – спросил Попэй, не смея поднять голову.

– Поднимись, Попэй, – строго попросил Мастер Норр. Человек нерешительно поднялся и с удивлением посмотрел на молодых Д’ни. Последние пребывали в полном недоумении от происходящего. Кто бы мог подумать, Мастер Норр свободно общается с Жителями Поверхности, несмотря на то, что официального установления контакта с ними ещё не было.

– Это Артур. А это моя дочь Йева, – представил своих спутников Мастер Гильдии. Жрецу понравилась молодая пара гостей. Они выглядели так же, как и первый посланник. У них, как и у индейцев, была многослойная одежда природных оттенков и кожа, покрытая рисунками. Странные приспособления на руках посланников Попэй относил к разряду божественного и поэтому считал неуважительным спрашивать об их назначении.

– У тебя красавица-дочь, посланник Норр, – улыбнулся Попэй, любуясь молодой Д’ни. Йева, хотя и была не в лучшем виде после перехода, выглядела как молодая лилия, утончённая и свежая. Её светлые локоны были собраны в небрежный пучок, обнажая красивую, тонкую шею. Живые зелёные глаза девушки, излучающие тепло, с большим интересом изучали странного человека Попэя, и она улыбалась.

– Шидони, Артур и Йева. Моё имя Попэй, – Житель Поверхности протянул руки в сторону посланников, словно прося благословить его. Молодые услышали то самое первое слово, которое адресовал Мастер Норр человеку, и решили, что это приветствие. Прозвучали также и их имена, а также имя Жителя Поверхности. Значит, вероятно, человек здоровался и представлялся. Оставалось неясным только значение жеста, поэтому Йева и Артур предпочли обойтись словами.

– Шидони, Попэй, – повторил знакомые слова Артур, смотря прямо в глаза индейцу. Если бы это был не посланник Великого Духа, то Попэй тут же убил бы Артура за такую дерзость, но в данной ситуации жрец проявлял смирение.

– Норр, мои люди ждут вас снаружи, – обратился жрец к Мастеру и добавил, обращаясь к Артуру и Йеве:

– Юные посланники, я выбрал самых лучших лошадей из моего племени. Надеюсь, они окажутся достаточно хорошими для вас.

Сын Лорда и дочь Мастера изумились при виде мустангов. Ноги лошадей были такими тонкими по сравнению с массивным телом, что молодым Д’ни казалось, что животные попросту не способны выдержать всадников. Но Мастер Норр заверил Йеву и Артура в надёжности этих коней. Юноша имел представление о том, как ездить верхом, но вот Йева никогда прежде не садилась на лошадь.

В мире Д’ни животные рассматривались только с эстетической точки зрения, но не в качества транспорта.

– А мы не можем воспользоваться Книгой? – спросила негромко Йева на языке Д'ни. Жители Поверхности, находящиеся рядом, все до одного повернулись в сторону говорящей. Мастер подошёл к дочери и произнёс на незнакомом людям языке:
– Нет причин беспокоиться, бельчонок. Я ездил на них уже много раз. А на счёт Книг… – на этих словах Норр стал говорить нарочито привольно. – Я доверяю этим людям, но они ещё слишком неразумны для того, чтобы понять наши технологии. Лишние упоминания о нашем мире могут поставить под угрозу наше мирное нахождение здесь. Я надеюсь, у тебя нет поводов не доверять мне?

Йева покачала головой.

– Хорошо, – сказал на Д'ни Норр. А потом добавил на языке индейцев:

– А теперь нам пора.

Люди Попэя объяснили Норру маршрут, и все расселись по коням. Кроме Йевы. Жрец Попэй поначалу удивился, почему посланница Великого Духа не может справиться с такой лёгкой задачей. Норр дал индейцу ответ, который его полностью удовлетворил:

– Ведь она никогда прежде не обитала на земле.

– Я помогу ей, – вызвался Артур, слезая с лошади. Его, как и Йеву, всё больше и больше озадачивала данная ситуация, но он держал себя в руках. Юноша подсадил подругу, говоря:

– Перекинь ногу через спину лошади.

Йева с опаской перекинула ногу и села в седло. Конь под ней стоял смирно, словно молодая Д’ни ничего не весила.

– Вперёд, – один из индейцев тронул свою лошадь, и под покровом ночи группа двинулась на восток. Артуру, хоть и не доставало практики, удалось держать скорость. Норр шёл позади всех вместе с Йевой. По дороге он не проронил ни слова.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:28 | Сообщение # 27
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Группа людей и Д’ни прибыла в некое подобие архива или музея, расположенного в пещере. Этот пункт стал для Артура и Йевы местом открытий. Как они были рады снова увидеть и ощутить что-то родное – пещерные стены, сырость, привычное замкнутое пространство. Получасовой экскурсии по пещере с различными носителями информации молодым Д’ни оказалось достаточно. Норр отвёл будущего зятя и дочь в сторону и сказал:

– Мне нужно немного поработать здесь, поэтому я не могу постоянно находиться с вами. Понимаю ваш энтузиазм, но будьте осторожны. Эти люди не так просты, как кажутся.

Артур не считал, что нуждается в опеке Мастера, но прислушался к старшему Д’ни.

– Да что вообще тут происходит?! – обескуражено спросила дочь своего отца.

– Всё расскажу потом. Простите, но у меня не так много времени до рассвета, – вымолвил Мастер и удалился.

Новая информация и новые события настолько заняли умы и сердца Йевы и Артура, что перекрывали их заинтересованность друг в друге. Та поездка рука об руку в повозке что-то добавила в химию отношений молодых Д'ни. Теперь Йеву сильно тянуло к Артуру. Находясь рядом, молодые Д'ни испытывали необъяснимое волнение. Биение их сердец учащалось или вовсе замирало. Стоило Артуру увидеть, услышать или даже подумать о Йеве, как внутри него всё теплело и таяло. Той ночью, когда юноша решил взять подругу в жёны, он сидел в Эпохе с ночным тёмно-зелёным небо. Оно было таким прекрасным и недоступным, словно самый дорогой бархат, усыпанный бесчисленным количеством жемчужин. Такой была для Артура Йева – прекраснейшая из женщин, самая дорогая, но такая недосягаемая. «Если бы я только мог стать тем, с кем она будет счастлива. Даже небо не может сделать её такой счастливой, какой она должна быть с любимым человеком. А я всё дышу страстью, маню её взглядом, соблазняю... Нет, я не могу так. Я должен перестать играть и сделать ей предложение».

Но молодость всё равно возьмёт своё.

– Смотри, Артур, их одежда похожа на нашу, – Йева потрогала костюм из неяркой дышащей ткани с красивой отделкой и бахромой. То была типичная женская одежда индейцев пуэбло.

– Наверное, нам не стоит это трогать, – сказал молодой человек, вспомнив о том, что ему говорил Норр. – А то вдруг ещё подумают, что ты воровка?

Д’ни отрицательно покачала головой:

– Нет… Что-то я утомилась…

Йева поднесла руки к голове, дотрагиваясь пальцами до висков. Артур шагнул ближе к подруге на случай, если она вздумает упасть.

– Может, присядем? – предложил он.

– Да.

Когда Йева села, голова отяжелела настолько, что её было трудно удерживать в обычном положении. А рядом как раз оказалось такое удобное плечо Артура.

– Артур, моя голова полежит тут немного, ты не против? – спросила Йева, закрывая глаза.

– Не против, – обрадовался юноша. Почти сразу он ощутил не только приятную тяжесть на своём плече, но и тёплые руки Йевы, обнявшие его плечо. И снова возникло то приятное тепло в теле. Артур уже испытывал подобное с другими девушками. Но ни одна из них не была дорога сыну Лорда так, как дорога была Йева. В последнее время подруга нечасто баловала его лаской, поэтому для юноши такие моменты были особенно ценны.

– Йева, ты хочешь быть моей… женой? – произнёс Артур едва слышно. Молодая Д’ни уже засыпала, но услышала. Была ли Йева готова к тому, чтобы прожить с Артуром всю жизнь, она не знала. Но нашла в себе уверенности сказать:

– Да, Артур.

Мир Артура перевернулся. Он на мгновение перестал ощущать себя, и, словно в глубокой медитации, существовал только разумом. Потом плоть напомнила о себе бешено стучащим сердцем, отдающим в виски. Юноша закрыл глаза в надежде, что станет легче, и задышал полной грудью, чтобы не задохнуться от внезапно накатившей эйфории.

Йева так и проспала на плече друга до рассвета, когда небо начало озаряться первыми лучами пробуждающегося солнца. Артур не хотел тревожить любимую, хотя рука уже давно затекла.

Неожиданно группа покинула пещеру. Как позднее сказал Норр, так было безопаснее. Попэй сообщил Мастеру, что местные жители ведут себя неспокойно. У Артура немного болела голова, а Йева упала с лошади, когда они возвращались обратно, к счастью, без последствий. В штабе молодой Д'ни сел на скамью и попросил холодной воды. Норр предполагал, что для юных путешественников первый день будет тяжёлым, поэтому он заранее предупредил жреца о том, чтобы он и его люди оказывали «посланникам Великого Духа» просимую помощь.

– Скоро уходим. Здесь может стать небезопасно, – сказал Норр Артуру, когда они остались втроём в комнате. Мастер открыл книгу и принялся читать её, а потом сел за стол и стал что-то записывать. – Поспи немного.

Артур ничего не сказал, а только кивнул головой на последнее предложение. В это мгновение вбежал Попэй и тревожно произнёс:

– Быстрее! Уходите!

– Что случилось? – заинтересовался Артур. Мастер указал молодому Д'ни на поклажу, приготовленную жрецом, а сам взял спящую дочь на руки. Йева была так слаба, что снова уснула.

– Бери сумку. Уходим.

Артур ничего не понял, но подчинился.

– Да благословит меня Великий Дух за то, что я защитил его посланников! – промолвил благоговеющий человек.

– Мир и благо, Попэй! – попрощался Мастер Норр на языке индейцев. Двое Д'ни поспешно вышли из штаба и оказались около знакомой повозки. Спящую Йеву осторожно уложили на сидение.

– Почему мы уходим? – спросил Артур старшего Д'ни. – Мы не поможем Попэю?

– Я не знаю, какова воля Яхво в отношении этих людей. Но если они не готовы полностью подчинить себя его воле, то должны учиться решать свои проблемы без вмешательства богов, – ответил мужчина. Брал ли он этими словами слишком много на себя и свою расу, или же осуждал индейцев за язычество, Артур не сразу понял. Ему хотелось спать, поэтому рассудок был слегка затуманен.

Оказавшись в Великой Шахте, Мастер Норр нашёл место стоянки, где было самое необходимое для отдыха – подобия спальных мест и вода.

– Так что там произошло? – не унимался Артур, держа на руках подругу.

– Очередной набег кочевого поселения. Разберутся. Попэй имеет достаточную власть и влияние среди людей, чтобы отразить атаку.

Мастер взял дочь и положил её в углубление в скале на набитый соломой матрац. После этого Норр снова услышал сына Соласа:

– Мастер Норр, расскажите мне больше об этих людях! Откуда вы знаете их язык?

Норр явно не был расположен к разговорам.

– Я изучил его уже давно. Артур, прошу, не утомляй меня этими разговорами. Узнать больше ты можешь из моих книг.

– Но я уже всё прочитал, – не сдавался юноша.

– Не думай пока об этом, хорошо? И Йеве не напоминай. К чему вам лишние волнения перед свадьбой? – неожиданно закончил мужчина.

– Перед… свадьбой??? – Артур явно не ожидал, что всё пойдёт так легко. Но судьба продолжала быть к нему благосклонна.

(конец 5 главы)
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:30 | Сообщение # 28
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Осталась шестая глава, ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНАЯ.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:36 | Сообщение # 29
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Глава 6


Вскоре Артур и вправду забыл о произошедшем на Поверхности, так как первостепенное место в его голове заняли мысли и планы, связанные со свадьбой. У юноши также появились новые трудности, связанные с тем, что отец отказался от него. Узнав о том, что Артур покинул Пещеру в тайне от него, и нисколько об этом не жалеет, Лорд Солас выгнал сына из дома. Перед обществом он мотивировал это тем, что непокорный отрок решил уйти из дома, и что он, Солас, не вправе его удерживать. Для Артура это в первую очередь означало то, что он остался без материальной помощи, и что теперь ему нужно искать работу, чтобы обеспечивать семью. По правде говоря, младший сын Лорда не был готов к такому повороту. Артур думал, что всё, как обычно, обойдётся угрозами. Но жизнь порой бывает непредсказуемой. На самом же деле, Солас считал Артура предателем. Не поставив в известность своего отца и Лорда, Артур покинул территорию Д'ни и пошёл работать в шахту, которую Солас ненавидел.

Проект Великой Шахты, Лорд Солас подписал под давлением Совета. В сердцах он был против этой затеи. Правитель считал, что нет ничего хорошего в том, чтобы Д'ни сближались с «недоразвитыми Жителями Поверхности»…

Цитата
– Да как же вы не понимаете?! Это повлечёт за собой браки с иноземцами! Кровь Д'ни должна оставаться чистой! – рвал глотку Солас в тот день, когда его настойчиво просили заверить проект своей подписью. Остальные четыре Лорда были менее склонны к расизму и уже подписали документ. Они-то и уговаривали несогласного Лорда на последнем совещании:

– Мы тысячелетиями сосуществовали с другими расами…

– Это не проблема…

– Ты должен подписать этот проект!..

Все были «за», кроме Соласа. Разумеется, ему пришлось поставить свою роспись…


Солас презирал своего младшего сына ещё и за то, что он выбрал в жёны дочь Норра. Ведь это именно Мастер Норр первый раз поднял вопрос об исследования Поверхности в Совете. Сначала эта идея как-то сама по себе затихла, но потом стало появляться всё больше и больше предпосылок к развитию данного проекта. Прошло некоторое время, и Совет принял на рассмотрение проект Гильдии Геодезистов о Великой Шахте. Норр с таким усердием и изобретательностью продвигал свой проект, что Соласу казалось, будто Мастер специально треплет ему нервы. Их отношения усугубляло то, что Норр не скрывал своего недоброго отношения к Лорду. Мастер полагал, что это Солас подстроил разрушение пещеры, где пропала часть семьи Норра. После заявления сына о том, что он хочет жениться на Йеве, Лорд перестал общаться с Артуром и всей семьёй Норра. Супруга Соласа не раз отговаривала мужа от поспешного решения.

– Он ведь останется без средств к существованию!

Но владыка и слышать ничего не желал. Раз он решил, так и будет.

– Ничего не хочу слышать о нём! Если он самостоятельно принимает такие серьезные решения, значит пусть и заботится о себе самостоятельно. Я не буду кормить его вечно.

В отличие от отца, мать Артура не собиралась отказываться от сына и продолжала поддерживать его, чем могла. Первое время она оплачивала его обучение в Гильдии, которое было довольно дорогостоящим. В тот день, когда Солас узнал о том, что жена действует у него за спиной, он совсем озверел. Заперев женщину в комнате на целый день, Лорд запретил слугам входить к ней. Мать Артура, зная характер своего мужа, подготовилась к подобному случаю. Как только Солас перешёл к «жёстким» мерам, его супруга сообщила Артуру через вестника, что больше не сможет поддерживать его. Она не объяснила причин, потому что не желала ещё больше настраивать сына против отца.

Артур не был опечален тем, что отец не согласился с его выбором невесты. Он предвидел, что так и будет. А вот известие о том, что он остается без средств, потрясло юношу. Теперь он как никогда осознал, что жил мечтами. Он мечтал быть с Йевой, но почти не думал о том, как он будет обеспечивать свою собственную семью, где они будут жить. Решение этой проблемы заставило юношу спуститься с небес на землю.

В начале своего обучения в Гильдии, Артур и не предполагал, что так хорошо овладеет умением изготавливать разнообразные обложки для Книг Описаний и Книг Уз. Молодой Д'ни одинаково умело работал как с кожей, так и с деревом, как с металлом, так и с тканным материалом. Полезные навыки, приобретённые ранее, помогли Артуру держаться на поверхности в материальном плане. Один из влиятельных Мастеров Гильдии Книг согласился взять Артура, чтобы юноша работал на него, изготавливая обложки для кор'нэа.

Йева обучалась в Малой Гильдии Художников. Это образование мало что давало ей в интеллектуальном плане. На необходимом для женщины уровне её обучил отец. Больше всего в занятиях своей Гильдии Йеве нравилось гончарное искусство. Именно эту область молодая Д'ни выбрала в качестве своего профессионального обучения. В будущем она планировала изготавливать посуду. И может даже открыть семейную лавку-мастерскую. Очередной год обучения Йевы подходил к концу. Так что она сказала Артуру, что хочет закончить год, и тогда они поженятся.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:41 | Сообщение # 30
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Всё то время, пока невеста училась, Артур, изгнанный из отчего дома, ютился в жилом районе своей Гильдии. Очень скоро все в пригороде узнали о том, что Артур женится. Юноша, несмотря на возникшие трудности, никак не мог совладать с ожиданием предстоящего события и, как следствие, его рот не закрывался на замок. Близким друзьям Артура пришлось поговорить с приятелем и объяснить, что не нужно трезвонить каждому встречному, что у тебя свадьба. Кроме этого, влюблённый жених не переставал предаваться фантазиям о ближайшем будущем, а точнее, о брачных ночах с Йевой. Он много раз порывался отправлять ей страстные записки, но каждый раз останавливал себя, дабы не напугать любимую. Так записка: «Любимая, желанная моя! Я мечтаю прочувствовать тебя каждой клеточкой своего тела и сознания! Целовать твоё совершенное тело всю вечность я бы сделал целью своей жизни!» обрела более краткую, но не менее пикантную форму: «Я буду с тобой нежным любовником…»

Однако Артур прислушался к совету друзей и переключился на более практичные размышления. Он знал, что Йева религиозна, поэтому хотел, чтобы Церемония проходила по всем правилам. Для этого требовалось соблюсти все свадебные традиции. Не все молодые Д'ни понимали значение великих таинств бракосочетания, но для Йевы они были священны. Однажды она поделилась с другом своими мыслями о свадьбе, и Артур хорошо запомнил тот разговор. Теперь он мог продумать всё так, чтобы угодить любимой. Конечно, отказ Соласа принимать участие, омрачил Церемонию свадьбы, но молодые всё равно были настроены пожениться. Их поддерживали друзья с обеих сторон, а также семья Йевы и некоторые родственники Артура.

Когда учебный год закончился, Артур прибыл в дом Мастера Норра, чтобы увидеться с невестой и обсудить, как будет проходить свадьба. Было решено более не откладывать Церемонию. Переговоры затянулись, поэтому юноша остался ночевать в поместье Мастера.

На следующий день привезли заранее заказанные приглашения. Молодожёнам поручили их подписывать. Артур и Йева разложили приглашения на полу в гостиной, где сами же и устроились полулёжа.

– Не могу поверить, что это происходит с нами! – улыбнувшись, воскликнула Йева, подписывая очередное приглашение. Артур подполз ближе к любимой и нежно приобнял её за талию.

– Да, скоро ты станешь моей, а я – твоим, – бархатным полушёпотом произнёс молодой Д'ни, смотря Йеве в глаза. Артур знал, как нужно говорить, чтобы дать понять девушке, что она желанна. Такой голос любимого пробуждал в Йеве совсем не детские желания. Невеста Артура смущённо опустила взгляд и снова занялась приглашениями. Их оказалось не так много, так что все гости могли присутствовать на каждом дне Церемонии, которая продолжалась у Д’ни пять дней.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:47 | Сообщение # 31
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Долгожданные для молодых события начались с небольшого семейного празднования, которое было устроено вечером перед Первым Днём свадебной Церемонии в условном доме жениха. Традиции требовали того, чтобы этот негласный ужин состоялся именно в доме жениха, так что друзьям Артура пришлось как следует потрудиться в уборке скромного жилища друга. Также они принесли сюда больше стульев, чтобы всем хватило мест за столом, и больше газовых ламп. К вечеру комната приобрела желаемый вид, и Артур пригласил Мастера Норра и его сестру Эльзу – членов семьи Йевы – в свой дом. Двое друзей Артура остались с женихом на ужин, представляя его близких.

Мастер Норр сидел во главе стола. Напротив него должен был сидеть отец Артура. Но так как это было невозможно, место отца занял сам Артур, как будущий глава Йевы. Подобной рассадкой мужчины негласно установили иерархию диалога, согласно которой им предоставлялось право говорить за членов своих семей. Слева и справа от Артура находились его друзья. А стулья рядом с Мастером занимали Эльза и Йева.

– Как твои успехи в изготовлении обложек с использованием дерева, Артур? – поднял взгляд на юношу Мастер Норр. Он был доволен ужином, о чём свидетельствовало то, с каким наслаждением Д'ни наклонял бокал с красным вином к своим губам. Но Мастер также хотел быть уверен в том, что зять сможет содержать его дочь на протяжении долгого времени. Ремесло Артура при должном развитии могло бы принести его семье немалый доход. При этих словах отца Йева внимательно посмотрела на своего родителя, а затем на Артура. Девушка до сих пор не могла поверить, что отец и будущий супруг общаются спокойно.

– Спасибо. Довольно неплохо, Мастер Норр. По моим ощущениям, это самый неудобный для работы материал, но и дерево поддаётся моим рукам, – ответил молодой Д'ни, покончив с едой. Артур аккуратно вытер губы салфеткой и посмотрел на свою будущую жену.

– А как у Йевы с гончарным делом? – задал вопрос тестю жених. Артур и Йева не раз говорили о желаемой работе ещё будучи друзьями. Юноша знал, что подруга хочет сделать работой своё хобби. Сейчас Артур постарался как можно мягче намекнуть семье Йевы, что он не будет возражать, если жена захочет работать.

– Несмотря на мои пожелания, Йева настойчиво не собирается терять приобретённые навыки. Конечно, лучшим вариантом для вас я вижу одно, общее дело. Но не стану отговаривать никого из вас. Впрочем, возможно вы сами придёте к этому позднее.

В словах Мастера Норра был здравый смысл и мудрость, накопленная годами. Он предпочёл бы, чтобы Йева вовсе не работала, а заботилась о семье. Ведь именно в этом Д'ни видели призвание женщины. Но невозможно вечно всё решать за ребёнка. Рано или поздно приходит время, когда он начинает принимать самостоятельные решения, приобретать собственный опыт.

После ужина Артур преподнёс своей невесте подарок, который представлял собой подтверждение его выбора. Он встал из-за стола, подошёл к подруге и, встав перед ней на колено, открыл плоскую квадратную деревянную коробочку. Внутри лежал символический подарок – колье из тонких гибких веток и цветов. Оба предмета были выполнены самим Артуром. Йева приняла подарок-символ в знак согласия вступить в брак с этим Д'ни. Согласно традиции, сразу после этого невесту уводили вместе с семьёй, и жених не видел её до Церемонии Соединения, которая происходила на Пятый день. Артур не желал отходить и от этой традиции, хотя ему очень хотелось прикоснуться к шее любимой, помогая ей застегнуть колье.

– До встречи, Артур… – негромко попрощалась Йева. Молодой Д'ни поднял на подругу такой расстроенный взгляд, что девушке захотелось обнять и пожалеть его. Но по её собственному мнению она и так уже слишком разбаловала друга, так что невеста ограничилась словами. Когда Норра, Йеву и Эльзу провожали, последняя перекинулась парочкой фраз с юношей. Эльза и Артур состояли в хороших, уважительно-дружеских отношениях, и старшая Д'ни постаралась ободрить юного друга.

– Держись, Артур. Осталось совсем немного. Ты ждал её так долго, так не позволяй, чтобы этот короткий промежуток стал для тебя испытанием.

– Всё не так, как раньше, Эльза. Тогда я не был ни в чём уверен, а сейчас, когда счастье так близко, моё сердце не даёт мне покоя. Понимаешь?

– Понимаю, поэтому и говорю.

– Спасибо за поддержку.

Выйдя на площадь с терминалом Нексус, Мастер спросил у сестры:

– Как тебе вечер, Эльза?

– Там было очень спокойно. Давно я так не отдыхала, – поделилась своим мнением двухсот девятнадцатилетняя Д'ни.

– А тебе, Йева?

– Главное, чтобы понравилось тебе, папа, – ответила дочь отцу.

Норр улыбнулся и изрёк вполне логичную мысль:

– Мне? Не мне с ним жить, дочка, а тебе.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 19:54 | Сообщение # 32
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Оказавшись дома, Йева удалилась к себе в комнату, где Сара уже приготовила ей кровать.

– Как всё прошло? – полюбопытствовала служанка.

– Для меня до сих пор непривычно, что папа и Артур так спокойно общаются друг с другом. Ведь совсем недавно отец терпеть его не мог… Смотри, что он мне подарил! – Йева показала Саре открытую коробочку с подарком любимого.
Гувернантка провела рукой по резьбе и спросила:

– Интересно, он сам её сделал?

– Вполне может быть. А колье какое красивое! Поможешь мне его одеть?

– Конечно, – ответила старшая девушка. Йева села на пуфик у трюмо и, подвязав волосы первой попавшейся лентой, перекинула их на одно плечо в ожидании, когда на её шее появится вещь, которую трогал Артур. Сара бережно взяла в руки украшение из природных материалов и опустила его на ключицы госпожи. Своеобразная застёжка оказалась на удивление удобной, так что служанка без труда с ней справилась. В этом колье утончённая светлокожая Йева стала походить на лесную принцессу из сказки.

– Вам очень идёт, – справедливо отметила Сара, посмотрев в зеркало на свою молодую госпожу. Йева поблагодарила девушку, про себя подумав о том, будет ли Артур как-то по-особенному называть её.

– Не хотите лечь спать пораньше? Силы вам ещё понадобятся, – сказала служанка.

– Да, конечно. Ты не первая, кто говорит мне об этом, – с улыбкой ответила молодая Д’ни. – Мои платья готовы?

– Да. Каждый день Церемонии на вас будут разные платья, – доложила Сара.
Йева вняла совету о том, чтобы набраться сил. Артур тоже лёг спать рано. Молодожёны предвкушали, как всего через пять дней они смогут спать вместев объятьях друг друга, но пока их постели принадлежали только им. На удивление оба Д’ни быстро уснули.

Рано утром Йева проснулась от жары. Она встала и открыла окно, из которого виднелись самые ранние палатки торговцев на площади. Сырой воздух пещеры проник в комнату, и девушка отошла от окна.

День Артура начался напряжённо. Но он, как и наставляла Эльза, держался и не терял спокойствия, несмотря на то, что вокруг него было много людей.
Первый День Церемонии жених и невеста должны были провести время со своими родными. Йеве в этом отношении было проще, потому что у неё было меньше родственников. А вот об Артуре такого сказать было нельзя. Ему пришлось встать спозаранку и посетить несколько Эпох, чтобы увидеться со своей роднёй. Причём не все его родственники приняли юношу благосклонно. Некоторые заняли сторону Соласа и осуждали Артура за его поступки. К концу дня жених был измотан как физически, так и эмоционально.

Первый День закончился обильной едой, а также речами благосклонных родственников Артура и благословениями от родных Йевы.

– Пусть Яхво благословит ваш союз! – было последней фразой от дяди Артура, когда гости приступили к ужину. В процессе пира молодожёнов ещё много раз благословляли, но старались не повторяться. Как же хотелось бедному Артуру поскорее выслушать всех и отдохнуть на коленях у любимой. Но раз он задумал всё по правилам, то так оно и будет. Жених хотя и присутствовал этим вечером в доме Мастера Норра, не видел невесту, как гласила традиция. Йева провела вечер Первого Дня в компании непрямых сестёр и подруг в своей гостевой комнате.

Второй День принёс Артуру больше радости, хотя начало дня у молодого Д'ни опять не задалось. После вчерашнего пира его беспокоил желудок.

– Артур, ты идёшь? – спросил приятель жениха по имени Нэзир, имея в виду вечеринку, которую они уже давно планировали.

– Я не могу идти, мне нездоровится.

– Нас уже ждут внизу, – предупредил Нэзир.

– Пусть подождут.

Друг Артура вышел на улицу, где двое молодых Д’ни изображали сражение за единственную в компании девушку – жену Нэзира, – и наигранно важным голосом произнёс следующее:

– “Его Высочество” просил подождать. Ему нездоровится.

– Наверное, объелся вчера, вот и загибается, – засмеялся один из юношей, не прерывая бой.

– Вам, холостым, не понять. Помню, на моей свадьбе в меня буквально впихивали разную еду. Я даже не успевал ничего сказать, – заступился за друга Нэзир.

– Конечно, кому ты был бы нужен такой тощий, – засмеялась жена говорящего и похлопала рукой по его животу.
Артур вышел к друзьям с небольшим опозданием, всего в каких-то полчаса.

– Старик, ну где ты пропадал? Мы тут уже со скуки помираем, – пожаловался проигравший в сражении.

– Да? Ну не померли же, – подыграл жених. – А где остальные?

– Они придут к нам, – ответила молодая Д'ни. Она вышла замуж самая первая, все остальные в их компании, кроме Нэзира, были холосты. И вот теперь Артур тоже создавал семью. Девушка рассчитывала, что найдёт в лице Йевы хорошую подругу. – Расскажи про невесту.

– Позже, Лея, – уважительно произнёс Артур. – Пойдёмте скорее, пока меня не нашли родственники. У меня такое чувство, что они следят за мной постоянно.

Компания молодых Д’ни переместилась в дом Нэзира. Хотя час был ранний, дом Леи и Нэзира как всегда был полон гостей, желавшей поиграть в Эпохах. Нэзир обучался в Гильдии Писателей и успешно писал небольшие Эпохи для развлечений. Этим способности юноши ограничивались. Нэзиру с большим трудом давались громоздкие Книги Описаний, поэтому он сосредоточился на том, что получалось у него хорошо.

Увидев, какая собралась толпа, Артуру расхотелось здесь находиться. Юноша неважно себя чувствовал и хотел уединения.

– Я устал от шума, давайте выберем какое-нибудь укромное место и отправимся туда впятером.

Так молодые Д’ни и поступили. В качестве места отдыха они выбрали Эпоху-головоломку с сетью мостов, которые нужно было соединить правильным образом, чтобы добраться до двери. Отдельные мосты бездвижно стояли в спокойной воде какого-то водоёма. Из-за туманной завесы вокруг, казалось, что это не вся Эпоха, а лишь её часть, окружённая воздушным забором. Здесь было спокойно, тихо и светло. Рассеянный свет проникал сквозь облака и создавал какую-то неповторимую волшебную атмосферу. Долгая прогулка в хорошей компании была одним из видов времяпрепровождения в этой Эпохе, помимо непосредственного разгадывания головоломки. Нэзир знал каждый уголок своего мира, поэтому вёл друзей самым длинным путём.

Друзья Йевы, которых было вдвое меньше, чем у Артура, решили сделать для невесты подарок. Они знали, что их подруга любит обзоры с высоты, поэтому с помощью приятелей из Гильдии Писателей создали для Йевы небольшую Книгу-экскурсию, в которую вошли около двух десятков разных обзорных точек. С помощью этой особенной Книги, Йева могла перемещаться в одну из точек какой-либо Эпохи ровно на половину та-во.

Один та-во составляет приблизительно 14,5 минут времени на Поверхности.


После окончания назначенного времени, путешественник автоматически возвращался в Эпоху Нексус, откуда он мог добраться домой. Гильдия Хранителей проверила и одобрила этот свадебный подарок. Как только Йева открыла подарок, друзья решили, не откладывая прогуляться по мирам. По мнению Йевы получилась очень занятная экскурсия.


Сообщение отредактировал Mia - Суббота, 08.11.2014, 19:57
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 20:05 | Сообщение # 33
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
На Третий День Йева и Артур общались с будущими родственниками со стороны второй половины. Этот день в принципе мало чем отличался от Первого, только теперь жених и невеста получили благословения в основном от своих непрямых родственников, и на молодожёнах были другие костюмы. На Артуре была блистательно белая рубашка с серебряными украшениями, жилет на застёжках и брюки в тон жилета. Йева была в длинном серебристом платье. Этот день напомнил Артуру и Йеве то время, когда они первый раз попали в Великую Шахту. Было много людей и все постоянно перемещались с места на место, как атомы. В конце дня, в доме Норра, подали большой традиционный обед, во время которого родственники Йевы произносили речи. Но невеста снова всё пропустила. Раз уж задумали всё по правилам, так тому и быть.

Молодых Д’ни кормили впрок неспроста, дело в том, что в Четвёртый День будущая пара должна была провести время только с Яхво. Хотя многие рассматривали этот день как формальность, Йева и Артур отнеслись к нему как к самому важному Дню из всех. Это был очень тихий и спокойный день. Почти полдня Йева провела в молитве. Она просила Яхво благословить их брак, и помочь ей понять, чего Он хочет в отношении их новой жизни с Артуром. Четвёртый день считался временем очищения перед Яхво. Артур провёл это время, читая Святые Книги и разговаривая с Яхво.

После Четвёртого Дня эмоции молодожёнов как правило успокаивались, и они были готовы к Пятому Дню – Дню Соединения.

И вот после четырёхдневного расставания Артур и Йева снова увидели друг друга. Жених подобрал один из своих самых эффектных нарядов. В этом одеянии он выглядел как Лорд. Красная блузка с широкими рукавами, сужающимися к локтю, гармонировала с накрахмаленным серым жилетом из плотного материала. К жилету на уровне груди крепилась специально сшитая для этого костюма тёмно-серая мантия на позолоченных застёжках. Красные рукава блузки оттеняли чёрные перчатки до локтя. Другим тёмным элементом одежды Артура являлись облегающие чёрные брюки, которые выгодно подчёркивали стройность ног юноши. Украшающая деталь брюк, чем-то напоминающая фартук, была подобрана в тон блузке, но кроме красного содержала также королевский синий и голубой цвета. Она была той же длины, что и мантия. В качестве обуви Артур выбрал высокие чёрные сапоги на каблуках. Гости были ошеломлены, когда увидели жениха в таком одеянии.

Свадебным платьем невесты было однотонное нежно-коралловое платье в талию, присборенное в груди, с короткими рукавами и пышной юбкой до пола, покрытой белым кружевом, и украшенное кораллами. Высокую причёску девушки также украшали розовые и синие кораллы. В последний момент Сара подобрала к платью лёгкую длинную мантию, которая удачно дополнила образ. Мантия была надушена розовой водой и оставляла после себя ароматный шлейф. На руках невесты тоже были длинные перчатки, только белые, в тон кружева на платье.
Удивительно, как точно Йева и Артур каждый раз угадывали цветовые сочетания своих одежд. Ведь они не видели друг друга до Дня Соединения, но вот уже пять дней подряд одевались в тон.

До самого начала Церемонии молодожёнам не позволили подойти друг другу. Первая половина дня отводилась для приготовлений, а вторая – для самой Церемонии Соединения. Для членов высших классов Д'ни, коими являлись Артур и Йева, церемония проводилась на Островах Семьи. Обе семьи и члены Гильдий должны были прийти на Церемонию.

Когда все собрались в большом украшенном крытом зале на Островах Семьи, гости поделились на две группы. Одна группа представляла жениха, вторая – невесту. Между двумя группами в центре находился длинный проход и треугольное возвышение, обращённое двумя углами к гостям, ближе к концу прохода. Артуру и Йеве предстояло пройти, не держась за руки, каждому со своей стороны возвышения, рядом со своими родственниками и друзьями. Это обязательное условие было связано с тем, что, по мнению Д’ни, именно семья и друзья формировали личности мужа и жены, и именно семья и друзья должны были «подарить» жениха или невесту их второй половине. Жрица, соединяющая пару, стояла с третьей стороны возвышения.

В обществе Д'ни священнослужителями были в основном женщины. Д'ни верили, что женщины, как более чуткие и любящие существа, были созданы с врождённой способностью лучше понимать бога Яхво.


Во время свадебной Церемонии, то есть, на протяжении всех пяти дней, на руках жениха и невесты должны были быть браслеты, которые надевались при рождении ребёнка и по достижению Возраста Разума.

После того, как Артур и Йева встали на платформу напротив жрицы, Мастер Норр, стоящий рядом, снял с дочери её браслеты и отдал их жениху. Это означало, что Йева зрелая для такого события, и что она чиста перед Артуром. Потом дядя Артура сделал то же самое с браслетами своего племянника, передав Артура Йеве. После этого молодожёны поменялись местами, выразив тем самым, что они принимают родственников своей половины и друзей друг друга. Наконец Йева и Артур могли взяться за руки. Родные начали благословлять их союз, а потом к ним присоединились гости. Выслушав всех, молодожёны вручили все четыре браслета жрице.

Пока жрица проводила обряд принятия клятв верности один другому и Яхво, жених и невеста положили свои руки на возвышение.

– Клянусь быть ей верным всю жизнь, – громко произнёс Артур.

– Клянусь быть ему верной всю жизнь, – также громко произнесла Йева.

– Помните, что брак – это отражение тайгана. Ваша любовь всегда должна быть отражением вашей любви к Яхво, – напомнила жрица в конце свадебной речи.

Любовь между мужчиной и женщиной, как и любовь к Яхво, называлась у Д'ни одним словом – тайган.


После речи жрица надела на жениха и невесту два новых, более крупных браслета. Артуру браслет надели на левое запястье, Йеве – на правое. Новые браслеты символизировали ту чистоту и зрелость, которую раньше символизировали старые. Теперь обязанностью молодожёнов было поддерживать душевную чистоту друг друга и уберегать свою вторую половину от зла. Браслеты должны были стать постоянным напоминанием этой ответственности, равно как и клятвы делать всё самое лучшее для своей второй половины.

Следующим действом жрица связала запястья Артура и Йевы широким тугим шнуром, полностью покрывающим их запястья и руки. А на пятые пальцы их свободных рук надела по кольцу. Эти кольца были напоминанием о Дне Соединения и о том, что это был Пятый День Церемонии свадьбы.

– Теперь ваши семьи должны соединиться, – произнесла жрица и пригласила жениха и невесту пройти к бокалу вина. Пара прошла вдоль прохода между двумя сторонами, где стояли гости, направляясь к концу прохода, где её ожидал бокал вина. Перед тем, как выпить его, пара встала на колени, чтобы помолиться Яхво. Это был последний этап соединения молодожёнов, поэтому приветствовалось, что перед этим пара попросит мудрости и благословения у Яхво.

После молитвы Йева и Артур отпили из бокала, и тогда две семьи слились в одну, бурно приветствуя друг друга и радуясь. С этой самой минуты молодожёны считались соединёнными. Теперь они полностью принадлежали друг другу. И можно было начинать праздновать.

Родные Артура и семья Норра приготовила для гостей множество угощений, позвали музыкантов и танцоров с разных концов империи Д'ни. Свадьба проходила громко, широко и величественно до самого утра. Артур и Йева провели весь вечер и ночь Пятого Дня, не разъединяя рук, в знак того, что теперь они соединены в глазах Д’ни и Яхво. Связанные руки представляли некую сложность для движений, и это означало, что в браке у молодожёнов будут трудности, но работая сообща, они смогут решить все проблемы.
 
MiaДата: Суббота, 08.11.2014, 20:31 | Сообщение # 34
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
Глубокой ночью жрица подозвала молодых к Книге Уз, чтобы муж и жена попали на Острова Медового месяца.

Эпоха Острова Медового месяца представляла собой группу маленьких обустроенных островов, разбросанных в океане. Островов было достаточно для того, чтобы каждая новая пара могла провести медовый месяц на своём острове.


Оказавшись в доме-шалаше, покрытым светлой тканью, Артур и Йева нашли кровать и сразу же заснули. Впереди ещё были ночи, когда они смогут подарить друг другу любовь. Хотя это время, время медового месяца, проходило очень быстро, муж мог не работать один год, укрепляя новый союз.

Как давно влюблённые желали оказаться в объятьях друг друга, усыпать друг друга поцелуями и подарить друг другу себя. Наконец они получили на это право.

Артур хотел, чтобы Йева запомнила их первую ночь, да и все последующие, как что-то романтичное и страстное, а не как то, что делается из чувства долга.

Следующим вечером после Пятого Дня церемонии, Артур ждал, пока Йева выйдет из домика.

– Любовь моя, – позвал он едва слышно. Молодому Д'ни не удавалось контролировать свой голос, он звучал низко и с придыханием. Йева посмотрела на Артура. Он жаждал увидеть её глаза, и когда девушка подняла взгляд на юношу, его сердце забилось чаще. – Пойдём на качели.
На их острове оказались лёгкие деревянные качели-скамейка. Они стояли в тени двух могучих деревьев почти у самой кромки воды.

Молодая Д’ни вновь посмотрела в глаза Артуру и подала ему руку. Но это прикосновение показалось обоим таким горячим, что они тут же отдернули руки. Йева побежала прочь от Артура к воде. Юноша пошел неспешным шагом за своей молодой женой. Артур приблизился к качелям, где на самом краешке сидела Йева, и стал расспрашивать любимую:

– Йева, скажи, что ты чувствуешь?

– Я чувствую... какую-то энергию внутри себя.

– А что ты чувствуешь, когда я смотрю на тебя? Ты всегда отводишь взгляд, поэтому я не могу прочитать этого в твоих глазах. Но теперь тебе нечего стыдиться, ты – моя жена. Посмотри на меня, пожалуйста.

Йева подняла на Артура свои зелёные глаза.

– В эти моменты я хочу ощутить тебя каждой частицей своего тела, - произнесла Йева мысли мужа вслух.

Молодой муж подошел совсем близко, так, что касался плеча жены, сидящей на качелях, наклонился к её уху и прошептал:

– Я без ума от тебя!

Когда он вдохнул запах её волос и душистых масел, то перестал понимать, что происходит вокруг. Реальностью для Артура в эту ночь была только Йева. Молодая Д’ни закрыла глаза и повернула лицо к мужу. В этот момент её губы встретились с мягкими губами юноши. Артур окутал жену крепким объятием, а она обняла его в районе поясницы ногами. Йева чувствовала, как Артур отдает ей свою энергию в этом поцелуе. Юноше казалось, что в нём так много сил и энергии, что он может сдвинуть горы. Когда незабываемое мгновение прошло, оба сделали глубокий вдох.

– Я не смогу жить, если не буду каждый день целовать тебя, – серьёзно произнёс Артур, не отводя от любимой взгляда. Он ни за что не хотел отпускать жену. Но тем не менее, молодой Д'ни встал перед возлюбленной и пригласил её сойти с качелей. Когда Йева спустилась на землю, Артур нежно обнял её за талию. А когда она обняла юношу в ответ, Артур прижал девушку к себе с таким желанием, что Йева полностью отдалась власти эмоций и чувств.

– Йева, твоё совершенное тело… – жадно дыша, шептал молодой муж своей жене на ухо. Йева, ощутив тело Артура так близко к своему, почувствовала сильное возбуждение. Когда юноша подхватил молодую Д’ни на руки, она стала целовать его напрягшуюся шею. От этого у Артура стали подгибаться колени.

– Я уроню тебя, – с улыбкой произнёс молодой человек.

– Не смей... – потребовала Йева, целуя Артура в губы. Его руки разжались, и он плавно опустил девушку на ноги. Йеве так понравилась сладость языка мужа, что она не переставала целовать Артура, запуская руки в волосы на его затылке. Юноша полностью обнял девушку, окружив её собой.

– У нас ведь ёще не было брачной ночи… – вдруг напомнила Йева, улыбнувшись.

– Она тебе запомнится, – сказав это, Артур взял жену за руку и повёл к заранее приготовленному месту на пляже. То была просторная беседка с мягкой кроватью.

– О, Артур, это так романтично, – произнесла Йева. Она сняла с себя накидку и легла на постель. Юноша лёг рядом с женой, так близко, что, вероятно, он чувствовал бешеный стук её сердца.

– Ты вся горишь… – с легким беспокойством в голосе прошептал Артур, всматриваясь в совершенные черты тела своей жены. Он прекрасно понимал, чего хотел. Но хотела ли этого Йева? Если бы не хотела, то ушла. А тогда, когда её горячее, нежное тело находилось так близко к юноше, что все нервы в нём напрягались до предела, нельзя было не пожелать её, невозможно было отпустить её. В ту ночь двум молодым Д’ни не было холодно. Их согревала самая горячая, мощная и прекрасная сила – любовь.

Лёгкий утренний ветер разбудил Йеву, когда она спала на плече мужа. Артур не спал. Он закинул свободную руку за голову и смотрел вдаль, размышляя о том, сколько ещё таких ночей он проведёт с самой близкой Д’ни на свете.

– Муж? – позвала Йева, обняв Артура правой рукой. На лице названного появилась улыбка, ему было приятно, что Йева так его назвала.

– Да, жена.

– Я тебя люблю.

– А я… Сказать, что я тоже тебя люблю, будет банальным. Поэтому я скажу, что я не могу жить без тебя.

- Солнце уже встало, а мы всё ещё в постели, - произнесла Д’ни, показав рукой в небо.

- Во-первых, мы в медовом месяце, а значит, можем вставать тогда, когда захочется, а во-вторых… - Артур ласково провёл по правому предплечью жены, которое лежало на его животе, и взял ладонь Йевы в свою. - Моё солнце взошло вчера ночью.

Слова юноши ласкали девушке слух, а его любящий взгляд возбуждал желание. Йева чуть наклонилась к Артуру так, что касалась своими волосами его груди, и подарила мужу поцелуй. Артур хотел, чтобы этот поцелуй продолжался вечно, и когда он почувствовал, что жена отстраняется, потянулся за Д’ни.

- Ты – моя жизнь. Почему я не представляю жизни без тебя? Неужели, ты послана мне Яхво? – словно поэт говорил Артур.

- Давай никуда отсюда не уходить, - предложила Йева, плотнее прижавшись к мужу.

- Давай, - согласился юноша. Они лежали и смотрели, как солнце поднимается всё выше и выше, и были безмерно счастливы в это мгновение.

(конец фанфика)
 
AlexVoltДата: Воскресенье, 09.11.2014, 14:53 | Сообщение # 35
Группа: Пользователи
Сообщений: 113
Статус: Offline
Mia, класс!!!!!! Появится время - первым делом прочитаю! smile

KI 00184686 AlexVolt
KI 00229452 RusMyst
Skype: briefe77
 
MiaДата: Воскресенье, 09.11.2014, 15:52 | Сообщение # 36
Группа: Пользователи
Сообщений: 62
Статус: Offline
AlexVolt, мне приятно, что ты заметил. И будет ещё приятнее, когда прочитаешь))
 
Форум » Мой MYST » Галерея фан-арта » Фанфики » Д'ни. Союз (Узнайте больше о культуре и истории удивительной расы)
Страница 2 из 2«12
Поиск: